Новости

«Преступником меня начали делать с того момента, как я стал популярным политиком»

Молдавская оппозиция выступила против изменения избирательной системы с пропорциональной на одномандатную. Инициатор нововведений — лидер правящей Демпартии олигарх Владимир Плахотнюк. Оппозиция уверена, что ему это нужно, чтобы остаться у власти: Демпартия непопулярна и не попадет в следующий парламент при существующих правилах игры. Среди тех, кто активно критикует реформу,— лидер «Нашей партии» и мэр города Бельцы Ренато Усатый, скрывающийся в Москве от молдавских правоохранительных органов. Корреспондент “Ъ” Владимир Соловьев поговорил с политиком о возможном изменении избирательной системы и его отношениях с Владимиром Плахотнюком.

— В Молдавии многие предполагают, что в итоге пропорциональная система, возможно, будет изменена на смешанную. И это будет представлено как уступка.

— Да не возможно, а точно.

— «Наша партия», если будет изменена избирательная система, намерена участвовать в выборах по новым правилам?

— Я сейчас не хочу фантазировать, я об этом думаю круглосуточно, поверьте. Сегодня надо делать акцент не на том, что мы будем делать, если это произойдет, а на том, чтобы это не произошло. Все нормальные партии, которые против режима, должны выступить против этой плахотнюковской затеи. Написать в Венецианскую комиссию, в Совет Европы. Наступила весна, теплеет. Нужно выйти всей страной и сказать нет затее Плахотнюка. Те партии, которые не выйдут или хотя бы не призовут сторонников выйти на протест, участвуют в заговоре с Плахотнюком, и они против будущего Республики Молдова.

— Мы разговариваем не в Молдавии, а в Москве. Политик, который бежит из страны от уголовных дел, а не отстаивает свою правоту там, где его в чем-то обвиняют, обычно теряет доверие избирателей. Почему вы не в Молдавии?

— По простой причине — у нас юстиция карманная. Прокуроры ручные, полицейские. Из-за моей жесткой критики в адрес Плахотнюка и его окружения сидеть я буду плохо. Будут пугать, что буду пить воду из унитаза. Я не боюсь воды из унитаза. Но в тюрьме я не смогу поддерживать людей, которые сегодня страдают вместе со мной. Сегодня я официально снят с розыска в России. Законно. Здесь я для них недосягаем.

Плахотнюк хочет, чтобы я сел в тюрьму, не для того, чтобы уничтожить меня, а чтобы уничтожить все мое окружение и партию. С момента, как что-то произойдет с Усатым — посадка или физическая ликвидация,— становятся уязвимы абсолютно все в руководстве «Нашей партии»: ключевые активисты, мэры городов и так далее.

Сесть в тюрьму — значит не довести до логического конца раскрытие преступлений, связанных с именем Плахотнюка и его окружением в разных странах. Прекратится сотрудничество с прокуратурой Румынии. Такая же ситуация со Скотленд-Ярдом. Находясь вдали от страны, я в состоянии управлять всеми процессами, начиная от реализации предвыборных обещаний, которые я людям давал в Бельцах, заканчивая борьбой против Плахотнюка.

— Объясните ваши отношения с Владимиром Плахотнюком. Раньше он бывал гостем на празднованиях ваших дней рождения. Как он стал врагом номер один?

Продолжение читайте на сайте газеты “Коммерсантъ”

Предыдущая новость следующая новость